Вернэ – семья, которая подарила нам Viognier!

Вернэ – семья, которая подарила нам Viognier!

Condrieu, бесспорно, можно назвать самым ярким апелласьоном Северной Роны. Если вы планируете посетить Condrieu, то советуем вам запланировать поездку именно на осень, когда виноградники очаруют вас богатством красок, сверкая золотом в лучах осеннего солнца. Именно золотом осенней листвы пропитано восхитительное вино Viognier – манящее, душистое, яркое. Восторг и гордость местных виноделов! Ароматы спелых персиков, меда, акации и пряностей вскружат вам голову, мягкий бархатный вкус очарует и покорит – вы влюбитесь в это вино сразу и навсегда!

Статус наименования Condrieu AOC – контролируемого по происхождению – был присвоен в 1940 году. На тот момент площадь виноградников этого апелласьона составляла около 170 гектаров. И именно Condrieu с его величественными каменными террасами на крутых горных склонах является родиной Viogner – уникального «душистого богатства» Роны.

Но победоносное шествие Viognier могло бы закончиться, так и не начавшись, если бы не Жорж Вернэ (Georges Vernay, 1926), стараниями которого этот популярный и любимый во всем мире сорт винограда обрел свое второе рождение. Сегодня доменом управляет его дочь Кристин Вернэ вместе со своим мужем Полом Амсельмом (Paul Amsellem). Когда в 1986 году, будучи простым музыкантом, Пол женился на Кристин, он и представить себе не мог, как изменится его жизнь.

Именно с Полом мы поговорили о Condrieu, о доме Georges Vernay и, конечно, о вине.

 

– Хозяйство Georges Vernay может похвастаться очень интересной и богатой историей. О вас ходит слава как о семье, которая буквально спасла апелласьон. Это действительно так? Расскажите, что именно произошло?

– Да, это правда. Отец моей жены Жорж Вернэ действительно спас Condrieu. Дело в том, что в период активной индустриализации региона местным жителям предлагалась более высокооплачиваемая работа, которая не требовала такой огромной физической нагрузки, как уход за виноградниками. Многие виноделы бросили свои хозяйства, в результате чего в 50-х годах прошлого века осталось только 6 гектаров Viognier во всем мире. Жорж Вернэ был одним из немногих, кто сохранил верность этому сорту. Именно поэтому Роберт Паркер называл его «мистером Viognier». Жорж Вернэ очистил склоны горы от дубов и акаций, собственноручно возвел там каменные террасы и высадил на них свои первые виноградники, призывая земляков следовать его примеру.

За тридцать лет работы Жоржа Вернэ в должности председателя ассоциации виноделов Condrieu популярность и узнаваемость Viognier в мире значительно выросла. Он смог убедить своих коллег по цеху, что регион стоит того, чтобы за него бороться!

Справедливости ради нужно отметить, что основателем хозяйства Вернэ был отец Жоржа Франц, который в 30-х годах прошлого века, живя в предгорье Condrieu’s Coteau du Vernon, высадил на южном склоне горы свой первый гектар виноградников. Качество полученного вина ему понравилось, и он стал разливать его по бутылкам и поставлять местным ресторанам. Надо сказать, что вина Condrieu тогда были в основном сладкими, так как многие производители не могли позволить себе такой роскоши, как долгий процесс ферментации перед бутилированием и продажей.

 

– Что делает апелласьон Condrieu таким особенным?

– Как вы знаете, Condrieu очень небольшой апелласьон: всего каких-то 200 гектаров. Уникальным его делает почва, благодаря которой мы производим вина такого высокого качества. Конечно, сейчас Viognier очень популярен и в других винодельческих странах. Благодаря своей яркой индивидуальности он завоевал множество поклонников по всему миру. Но я уверен, что вкус Сondrieu повторить невозможно! Очень часто в других странах Viognier становится тяжеловесным, грубым, ему не хватает свежести, элегантности и благородства.

 

– Я знаю, что Condrieu – это не единственное место, где вы выращиваете виноград и производите вина. Не могли бы вы рассказать и о других ваших виноградниках?

– Да, мы производим Viognier IGP на одном из участков, который расположен на высоте примерно 300 метров. Но эти вина не могут носить имя Condrieu, так как виноградники находятся не на склонах, а на плоской поверхности.

У нас также есть виноградники в Côte-Rôtie и St. Joseph, где мы производим вина из Syrah. Для Кристин этот сорт является некой загадкой, которую она стремится разгадать. На сегодняшний день объем красных и белых вин, которые мы производим, примерно одинаков, но, согласитесь, Syrah и Viognier – это два совершенно разных мира, каждый со своими секретами, правилами и сюрпризами. Когда Кристин стала управлять доменом, она полностью изменила стиль красных вин хозяйства.

 

– Во многих своих интервью Кристин говорит о значении семьи, семейных истоков, традиций…

– Для Кристин было очень нелегкой задачей встать у руля семейной компании. Это сложный бизнес, который требует полной самоотдачи и огромных усилий. Конечно, какие-то вещи Кристин были уже знакомы с детства, когда она помогала отцу и наблюдала за многими процессами в хозяйстве. Но она никогда не планировала заниматься виноделием. Она получила степень магистра искусствознания и десять лет прожила в Париже, где мы с ней и познакомились.

Когда в 1996 году ее отец Жорж Вернэ, поддавшись на уговоры жены, решил уйти на пенсию, он предложил возглавить семейный бизнес двум своим сыновьям. Сыновья отказались, и вопрос о преемнике встал довольно остро. Кристин не раздумывала ни секунды – решение вернуться пришло мгновенно и для нее было единственно возможным в данной ситуации. Я поддержал свою жену, я очень хорошо понимал, каким важным было для нее это возвращение к семейным истокам. Мы покинули Париж, где я родился и вырос, и с двумя маленькими детьми мы перебрались сюда, в Condrieu. Для нашей семьи этот переезд означал огромные перемены, но я хочу вам сказать, что мы ни секунды об этом не пожалели! Мы были молоды и воспринимали это как увлекательное приключение. Хотя сама Кристин иногда шутит, что во второй раз она уже никогда не решится на подобные авантюры.

Я взял на себя всю коммерческую сторону предприятия и абсолютно не вмешиваюсь в технические нюансы виноделия. Я полностью доверяю мастерству и таланту Кристин, не мешая ее творческой и профессиональной реализации. Даже ее отец старается не влиять на Кристин в процессе принятия каких-то решений, понимая, что на винодельне может быть только один хозяин. Моя жена с огромным уважением относится к наследию своего отца, восхищается созданными им винами, и все изменения, которые произошли на винодельне с ее приходом, она старалась проводить очень тактично и грамотно, усовершенствуя процесс работы на винограднике и в погребах, создавая идеальные условия для творчества. Например, мы сейчас постепенно переходим на биологическое выращивание винограда, что требует большого внимания и усилий всей нашей команды, внимания к лозе и ко всем биологическим процессам.

Мы также увеличили площадь наших виноградников с 16 до 20 гектаров и переориентировались на вина AOС.

Кредо Кристин, которому мы всегда стараемся следовать: «Уважайте терруар! Дайте ему возможность полностью проявить себя. Терруар – это самое главное!»

 

– Что, по-вашему, важнее: виноградник или мастерство виноделов?

– Долгое время, особенно, пока не столкнулась с этим сама, Кристин была уверена, что конечный результат целиком зависит от работы специалистов. И только теперь она поняла, насколько важен виноградник как таковой, – ведь чем лучше и качественнее будут сами ягоды, тем больше у нас шансов создавать потрясающее вино.

Примерно 10 лет назад Кристин начала пересаживание Сoteau dе Vernon с его потрясающими террасами в живописном обрамлении дубов и акаций. Это необыкновенное и потрясающее чувство – видеть, как возрождается Condrieu. В 1930 году ее дедушка высадил там свой первый гектар, отец продолжил высадку в 1960-м, а сейчас и сама Кристин вносит свой вклад в наследие для будущих поколений.

 

– Кристин – это уже третье поколение семьи Вернэ. Как вы думаете, будет ли четвертое, пятое?

– Мы на это надеемся. Пока наш старший сын Хуго идет по моим стопам, его интересует музыка и абсолютно не интересует винный бизнес. А наша дочь Эмма, для того чтобы возглавить семейное предприятие, еще слишком молода. Ей только 26 лет, сейчас она активно помогает нам с решением различных маркетинговых вопросов. Если в будущем она и примет такое решение, мы, конечно же, ее поддержим.

 

 

– Сколько у вас работников?

– Как я уже и говорил, мы находимся на пути к тому, чтобы стать биологическим хозяйством. Это означает, что мы не используем никакой химии при борьбе с сорняками или вредителями. Очень многие вещи приходится делать вручную, что, конечно, требует большего количества работников в компании. Но мы абсолютно уверены, что наше уважение к земле важнее дополнительных материальных затрат. Именно благодаря бережному отношению к тому богатству, которое находится у нас в руках, мы и создаем наши знаменитые вина с характером Вернэ!

 

– Что самое сложное в вашей работе? 

– Так как наши виноградники находятся на склонах, на специально возведенных для этой цели террасах, мы не можем использовать никакую технику. Все приходится делать почти вручную, а это очень тяжело.

 

– Какое ваше самое любимое вино из собственного хозяйства? И кого вы могли бы отметить из других производителей?

– Из белых – это, конечно, Coteau du Vernon. Как вы, наверное, знаете – это флагман нашего апелласьона. Из красных – Maison Rouge, которое производится из винограда с наших самых старых лоз.

Мы также обожаем Бургундию. Особенно Côte de Nuits.

 

– Какое ваше самое главное требование к вину?

– Мы считаем, что самое главное для вина – это свежесть его вкуса. Я сейчас говорю не о том, достаточно ли охлажденным оно вам подавалось, об уровне его кислотности или о бархатистости текстуры. Свежий – означает идеальный баланс! В таком вине вы абсолютно не почувствуете алкоголь и после первого бокала обязательно захотите выпить его еще и еще раз. Это то, что мы с Кристин ищем в винах, в наших Côte-Rôtie и Condrieu. Ведь место вина на столе вместе с едой. Вот почему свежесть вина – это та характеристика, которую мы всегда ставим на первое место.

 

– Вы являетесь большими поклонниками джаза и классической музыки и даже организуете различные музыкальные мероприятия. Расскажите, как это происходит?

– Да, это действительно так. Каждые два года прямо здесь, в предгорье Coteau du Vernon мы организуем различные музыкальные фестивали с участием многих популярных во Франции исполнителей. Классическая музыка и винные дегустации! Для меня, как для музыканта, эти события имеют особенное значение.

 

– Что бы вы хотели сказать поклонникам вина в Латвии?

– Мне не довелось пока еще там побывать, но я слышал, что Латвия очень красивая страна. Когда-нибудь мы обязательно приедем к вам в гости. И я очень надеюсь, что в Латвии полюбят наши замечательные вина!

 

 

Другие статьи в категории

среда, 19 июля 2017 г.

Маркус Молитор: Во главе мозельского ренессанса

В 1984 году еще неизвестный миру Маркус Молитор пришел к своему отцу с предложением ...

вторник, 25 октября 2016 г.

Пионеры Этны: в наших жилах текут вино и лава

Не случайно почти все винные бутылки семьи Бенанти украшает изображение Этны. Ведь...

среда, 23 марта 2016 г.

Элио Алтаре – революционер с бензопилой

Первая поездка в Бургундию в январе 1976 года стала откровением, и Элио решил начать...

среда, 24 февраля 2016 г.

Звезда по имени Cramant

Шампанское всегда было поводом для разговоров и обсуждений на тему, какое лучше: Grand...

среда, 20 января 2016 г.

Филипп Лэюс-Кусте: «Французы подарили миру коньяк, а сами пьют арманьяк»

 

Не секрет, что в числе популярных крепких напитков давным-давно фигурирует коньяк,...

среда, 14 октября 2015 г.

Жан-Эрве Шике: «Есть шампанское для «Формулы-1», а есть Jacquesson»

Почетным гостем весенней сессии Riga Wine & Champagne Week был совладелец известного дома шампанских...

среда, 09 сентября 2015 г.

Вина Abavas: Сделано В Латвии

Традиционно родиной вкусных вин считаются теплые южные страны —  Италия, Испания,...

среда, 26 августа 2015 г.

Грегори Гуж: "Эволюция без революции"

Мы говорим "Бургундия" и подразумеваем "вино", мы говорим "французское вино" - и сразу...

среда, 19 августа 2015 г.

Такая разная Бургундия. История одного винодела

Многочисленные винодельни, входящие в состав апелласьона Шассань-Монраше в районе...

Вина к статье

Другие статьи в категории

среда, 19 июля 2017 г.

Маркус Молитор: Во главе мозельского ренессанса

В 1984 году еще неизвестный миру Маркус Молитор пришел к своему отцу с предложением ...

вторник, 25 октября 2016 г.

Пионеры Этны: в наших жилах текут вино и лава

Не случайно почти все винные бутылки семьи Бенанти украшает изображение Этны. Ведь...

среда, 23 марта 2016 г.

Элио Алтаре – революционер с бензопилой

Первая поездка в Бургундию в январе 1976 года стала откровением, и Элио решил начать...

среда, 24 февраля 2016 г.

Звезда по имени Cramant

Шампанское всегда было поводом для разговоров и обсуждений на тему, какое лучше: Grand...

среда, 20 января 2016 г.

Филипп Лэюс-Кусте: «Французы подарили миру коньяк, а сами пьют арманьяк»

 

Не секрет, что в числе популярных крепких напитков давным-давно фигурирует коньяк,...

среда, 14 октября 2015 г.

Жан-Эрве Шике: «Есть шампанское для «Формулы-1», а есть Jacquesson»

Почетным гостем весенней сессии Riga Wine & Champagne Week был совладелец известного дома шампанских...

среда, 09 сентября 2015 г.

Вина Abavas: Сделано В Латвии

Традиционно родиной вкусных вин считаются теплые южные страны —  Италия, Испания,...

среда, 26 августа 2015 г.

Грегори Гуж: "Эволюция без революции"

Мы говорим "Бургундия" и подразумеваем "вино", мы говорим "французское вино" - и сразу...

среда, 19 августа 2015 г.

Такая разная Бургундия. История одного винодела

Многочисленные винодельни, входящие в состав апелласьона Шассань-Монраше в районе...