28 ноября 2015-го года в Риге прошла большая дегустация импортных вин, во время которой мы узнали золотых, серебряных и бронзовых призеров конкурса «Вино года Латвии – 2015» (Latvijas gada vīns 2015).

Майкл Шустер на винном фестивале Riga Wine and ChampagneРабота над конкурсом началась уже в сентябре, за стол села команда самых признанных и компетентных сомелье Латвии и Балтийских стран, в состав которой в 2015-ом году вошли Айгарс Нордс, Ирина Сёмочкина, Валентина Грандане, Элиза Пинта-Кауце, Романс Комарс, Каспарс Везитис, Айгарс Лукстиньш, Арунас Старкус (Литва), Гинтс Сниедзе, Каспарс Рейтупс, Раймондс Томсонс, Янис Гайлис и Мартиньш Пиленс. Возглавил авторитетное жюри Майкл Шустер (Michael Schuster) из Великобритании – легендарная личность в мире вин, один из самых востребованных судей вина и лектор с более чем 25-летним опытом, автор нескольких бестселлеров о вине и престижных журналов The World of Fine Wine и Decanter. Мы встретились с ним на пару минут в последний день оценки вин, чтобы хоть немного взглянуть на конкурс его глазами.

Идет уже третий день конкурса «Вино года Латвии – 2015» (Latvijas Gada vīns 2015). Каковы ваши впечатления?

– Я участвовал в конкурсе уже в прошлом году, когда он проводился впервые, и считаю, что это отличный конкурс. Одна из его целей – помочь потребителям увидеть то, что желательно продегустировать и что стоит потраченных денег. По своей сути конкурс служит своеобразным путеводителем для покупателей. Есть вина за восемь евро и есть за восемьдесят. Наша задача, задача профессионалов – оценить каждое вино: зная категорию, к которой оно относится, определить, достойный ли это образец за соответствующую цену. Для этого жюри предстоит продегустировать огромное количество вин. Мы должны найти равновесие с точки зрения непрофессионала, то есть потребителя, и мыслить как человек, который пьет это вино. Не просто сказать: «Мы думаем, что это отличное вино», зная, что оно понравится только профессионалу с очень специфическими ощущениями вкуса. Мы должны сказать покупателю: «Вам это вино понравится», показать, что сделали выбор за него. Члены жюри очень хорошие профессионалы, и конкурс организован просто отлично. Я почтен тем, что принимаю в нем участие.

Есть ли изменения по сравнению с прошлым годом?

– По большому счету – нет. Прошлый год был своеобразным экспериментом, чтобы посмотреть, как это сработает, и на самом деле он прошел успешно! А в этом году все еще детальней продумано и подготовлено. Думаю, люди, продающие здесь вино, увидели, что это того стоит, и готовы поддерживать конкурс. Количество же оцениваемых вин очень близко к прошлогоднему, а это значит, что люди охотно заявляют свои вина. Они считают, что мы делаем хорошее дело.

Слепая Дегустация на винном фестивале Riga Wine and Champagne

Слепая дегустация на фестивале Riga Wine and Champagne

Всего за три дня вы должны продегустировать примерно 430 вин. Как это возможно?!

– Нас две команды, и каждая должна продегустировать лишь половину всех вин. То есть примерно 70 в день. Для профессионала это нормальное количество. Вот если бы пришлось дегустировать по 150 вин в день, то не думаю, что это реально. Да и смысла в этом было бы мало.

Как вы определите, какое вино удостоить «золота», какое «серебра» и какое – «бронзы»?

– Профессионал должен знать, что хорошо, а что не очень. И различать хорошее и ценное, исходя из конкретного вида и типа вина. Например, вино, которое стоит менее 10 евро, также может получить золотую или серебряную медаль. А вино стоимостью, например, 30 евро, вполне может вообще остаться без награды. Ценность конкретного вина определяют многие факторы. Мы знаем, какое вино дегустируем. Это не слепая дегустация, а скорее «полуслепая». Мы дегустируем группами, которые подбираются в соответствии с типом и видом вина. Знаем, откуда оно, знаем его цену и сорт винограда. Единственное, что нам неизвестно, – это производитель. Мы не можем попасть под влияние производителя или торговой марки.

Значит, вы дегустируете вина по группам – например, игристые вина и так далее. Или есть более детализированное распределение?

– Сухой Riesling, сладкий Riesling. Chardonnay из Нового Мира, Chardonnay из Бургундии, игристые испанские вина, игристые вина Шампани… Мы дегустируем по блокам. Обычно 6–8 вин, иногда 10. Мы знаем, что это за вина, вносим свои заметки в компьютер и видим результат, а затем обсуждаем его. В итоге мы, как единая группа, говорим: «Считаем, что неправильно оценили это вино, и должны еще раз его проверить. Это вино достойно более высокой оценки» (или, наоборот: «Мы его переоценили»). В завершение дня повторно дегустируем все вина, получившие золотую или серебряную медаль, и решаем, заслужило ли конкретное вино «серебро» или «золото». А иногда, чтобы окончательно убедиться в правильности выбора, дегустируем эти вина и на следующий день.

Винный фестиваль Riga Wine and Champagne

Вы руководитель жюри. Как оцениваете остальную команду – наших сомелье?

– Я считаю, что это группа очень хороших сомелье. Они отличные профессионалы вина, знают свое дело. И приятные люди. Это впечатляет! Винная выставка, которая следует за конкурсом, для столь маленькой страны, как Латвия, без высокоразвитой культуры вина, просто колоссальна благодаря тому, что притягивает людей. Посетителям предоставлена уникальная возможность продегустировать огромное количество вин. Люди, которые никогда бы не приобрели бутылку вина дороже 30 евро, могут попробовать и сравнить вина различных ценовых категорий. В том числе и стоимостью более 30 евро за бутылку.

Айгарс Нордс на винном фестивале Riga Wine and Champagne Я хотела бы спросить о вас. Вы учились в Бордо. Постигали дегустацию вин. Почему из всех возможных путей вина вы выбрали именно дегустацию?

– В первую очередь я учитель. Это то, чем я занимаюсь. На заре своей карьеры я преподавал музыку и английский в начальной школе. Мне это нравилось, но я чувствовал, что хочу выбраться из класса. В молодости я толком не знал вина, я родился и вырос в Африке – мои родители вино не пили. Я открыл его для себя в свой 25-й день рождения, когда дядя подарил мне 25 бутылок вина и сказал, что пришло мое время этому научиться. Так и произошло. Меня это так сильно заинтересовало! В 30 лет я не был женат, у меня не было никаких обязательств, и я понял, что хочу изучать вино. Это было в 1979 году, когда мир вина был намного меньше, чем сегодня, и логичным шагом казалось отправиться в Бордо. Я говорил на французском – учил французский язык в университете, поэтому решил поехать во Францию. Туда я направился с компанией, которую обучал английскому. Этим занимался и в Бордо. Четыре дня в неделю я преподавал. Для получения диплома у меня были лишь понедельники и субботы. Там я провел три года, а вернувшись, стал торговцем вина. Три года продавал вино, а потом задумался: действительно ли я хочу заниматься этим? И понял, что хочу писать и учить. Так сложилось, что именно тогда в моем доме освободился погреб, и я создал в нем свою винную школу, где проработал 20 лет. Лишь 8 лет назад я перебрался в более просторное место – Bordeaux index (Fine wine merchant) в Лондоне и теперь провожу свои лекции здесь.

Почему именно дегустация? Существует большая разница между питием и дегустацией. Пить вино – это как слушать музыку: ты просто предаешься наслаждению. Но это так во многих сферах. Будь то музыка, поэзия или вино, присмотревшись, ты заметишь то, чего раньше не замечал. И сможешь насладиться большим. В основном я именно этим и занимаюсь – помогаю людям увидеть то, что следует видеть в конкретном вине. В пример могу привести посещение художественной галереи, где непрофессионал в этой области стоит у картины и говорит: «Мне нравится! Я не знаю почему, но нравится». А если рядом находится профессионал, то он сможет сказать, что художник жил тогда-то, таким образом он использовал кисти, а так он мыслил о дизайне, вот и исторический контекст. И через пять минут ты осознаешь суть этой картины и можешь объяснить, почему она тебя привлекла. Это позволяет насладиться картиной еще больше. Именно это мне так нравится! 

Сомелье Noble Wine Ирина Сёмочкина на фестивале Riga Wine and Champagne